Engl
 
Загрузка...

Платяные украшения - булавки, броши, пряжки, подвески

   Платяные булавки. Центральное место в средневековом ювелирном деле занимают фибулы которые с бронзового века употреблялись почти всеми европейскими народами. В ходе столетий они претерпели изменения от простой крепежной булавки, предназначенной для скрепления одеяний, до роскошно отделанной вещицы. Северной Европе были присущи однозвенные фибулы, культурам по Дунаю - в два звена, часто изготовлявшиеся уже в латенскую эпоху и в регионе античной культуры из благородного металла с инкрустацией камнями и эмалью. В эпоху переселения народов, когда германские племена впервые вошли в тесное соприкосновение с чисто средиземноморской культурой, возникли такие, например, замечательные произведения, как две роскошные фибулы из золота с гранатовым украшением, которые были найдены вместе с другими золотыми вещами в Силадь-Сомио. Для меровингских женских одеяний предназначались также инкрустированные дисковые фибулы и звериные фибулы из благородного металла, которые обыкновенно носились попарно и влияние которых на каролингское ювелирное дело вполне очевидно. В такой же степени из случайно лишь сохранившихся украшений следует, что меровингское ювелирное дело представляло собою лишь составную часть каролингского творчества и что ювелиры этой эпохи испытали также воздействие со стороны Византии и классической античности. Так, мы часто встречаем античные геммы или камеи в качестве основного элемента средневековых драгоценностей.

   Непосредственным продолжением золотых дисковых, круглых и квадрифольных фибул можно считать застежки плащей или накидок (плювиалей), которые на светской одежде могли сохраниться вплоть до XIII века и еще долго носились духовенством. С их помощью плащ застегивали на груди или, по германскому обычаю, на плече. Если парные фибулы соединялись друг с другом цепочкой, то их называли замочками. Они часто изготовлялись из тонкого листового золота и украшались драгоценными камнями со сферической поверхностью, жемчугом, филигранью и цветной эмалью. Средневековые ювелиры использовали для средней части также античные геммы и камеи, не будучи, очевидно, в состоянии правильно истолковать вырезанные в камне изображения. С наступлением XIII века изменяется социальная структура Европы, важнейшим фактором становится рыцарство, которое делает средоточием своих интересов культ дамы и возвышенную куртуазную любовь. Утонченные формы жизни значительной части общества заметно повлияли во времена готики также и на ювелирное дело, и наряду с роскошными большими застежками для плащей появляются изящные аграфы. Как и первые, они являются платяными украшениями и в женском одеянии застегивают отворот шейного выреза. В этом украшении нередко отражалось личное отношение дарителя к одариваемой возлюбленной; готические аграфы покрывают иногда любовные надписи и девизы. Сплетенные руки, пронзенные сердца, цветы, ключи и тому подобные мотивы снова и снова встречаются в этих предметах. Во Франции, которая в ювелирном деле Европы играла ведущую роль, в XIII веке изготовляли аграфы в форме хрупкого ажурного венка из листьев. Для аграфов кольцеобразной формы, изготовленных в районе Балтийского моря в XIII-XIV веках которые композиционно завершались сплетением двух рук, характерны иглы, покрытые дисками или розетками, что превращало платяную застежку в самоценное украшение. Они укреплялись на платье с помощью проволочного ушка и на нижненемецком диалекте называются "ханттрувебрацами".

   В XIII веке решительно преобладают аграфы из золота тогда как в XIV-M - преимущественно серебряные "череночки", как первоначально называли аграфы в Германии. Парадные застежки плювиаля, которые в XIII веке имели пластическую выделку и украшение в виде камней, в XIV-м также изменили свою форму, став подчеркнуто плоскими и украсившись эмалированными по серебру изображениями. К прекраснейшим драгоценностям средневековья принадлежат пластически моделированные, эмалированные по золоту аграфы работы бургундских мастеров начала XV века, которые демонстрируют в них удивительную силу художественной воли и поразительное умение. Наряду с фигурными мотивами из Библии и церковной истории они украшались изображениями сказочных животных и птиц, излюбленными женскими образами и цветами. Эти роскошные украшения часто приносились в дар фавориткам двора. В целом можно сказать, что наилучшие украшения той поры происходят из области между Рейном и Маасом. Для позднеготических аграф характерен высокий эмальерный рельеф с преимущественно религиозными фигурными мотивами, что никоим образом не означает, что это украшение носили только представители духовенства, о чем свидетельствует и современная им живопись. Так называемые запоны вельмож, которые со времен средневековья изготовлялись в Трансильвании и оттуда расходились по всей Европе, также опровергают такое предположение.

   Самое распространенное церковное украшение - скрепа завесы клироса - еще долго сохраняла квадрифольную форму раннесредневековых фибул, однако в избытке украшалась фигурами и в одном из своих прекраснейших образцов, который хранится в ризнице Аахенского собора, значительно приближается к бургундскому ювелирному искусству. Как мы видели, аграфы, наряду с застежками Для плащей, играли в готическом ювелирном деле важную роль, своей формой они частично обязаны региональному своеобразию и в качестве доминирующей части костюма воплотили художественную волю и вкус своих создателей и обладателей. В эпоху Ренессанса платянные булавки во всех своих формах (фибулы, застежки для плащей, аграфы) оказались далеко позади подвесок, чтобы затем снова появиться в XVII веке, но уже в виде брошей. Как и ее предшественницы, платяные булавки, брошь также является не только собственно украшением, но выполняет часто определенную утилитарную функцию. Так, например, с ее помощью можно прикрепить сиротник, собрать разошедшиеся складки или закрыть вырез. Введение брошей легенда приписывает мадам де Савиньи, одной остроумной даме при дворе Людовика XIII, страстные письма которой к ее дочери были опубликованы и получили известность, как документы придворной жизни Франции 1671-1696 годов. Наружная сторона брошей первоначально в избытке украшалась рубинами, сапфирами, смарагдами и жемчугом, в то время как во второй половине XVII века особенно любили алмазы рутообразной формы. Как пышные женские одеяния при дворе короля-солнца значительно отличались от скромного и благородного платья готики, так и броши были не только наследницами платяных булавок в функциональном отношении, но в качестве репрезентативного украшения должны были также подчеркивать, например, прекрасное декольте или благородно вознесенную, обнаженную шею.

   В XVIII веке броши, усыпанные бриллиантами, стали "последним криком моды". В соответствии с господствовавшим художественным вкусом, предпочитали броши в форме лент, букетиков цветов, искусно сплетенных ветвей, и эту склонность переняло также игривое рококо, обогатив изящными деталями и эффектами асимметрии пышные, строго симметричные формы предшествовавшего барокко. К концу XVIII века становятся модными броши с миниатюрными портретами в золотой оправе с жемчужной каймой и преобладающей замкнутой формой круга или овала. Броши на рубеже столетий являют собою заключенные в скромное обрамление миниатюры, портретные силуэты, вырезанные в полудрагоценном камне или лаве камеи, веджвудские пластинки (двуцветный неглазурованный рельеф с обычным сочетанием белого слоя на голубом) или мозаику из полудрагоценных камней. Во времена империи отдавали предпочтение прежде всего брошам, украшенным камеями. Подлинный расцвет это украшение пережило в эпоху бидермейера, когда оно служило для скрепления множества носимых в то время воротников и шейных платков. Дух романтики не прошел бесследно и для брошей. Модными стали миниатюрные броши, причем материальная их ценность отступала далеко назад перед идеальной; в брошах стали носить локоны друзей, далекой возлюбленной или рано умершего ребенка, а поверхность украшения покрывали эмблемы дружбы, любви или траура. В первую половину XIX века новый значительный отклик находят древние златодельные техники: филигрань и зернь в соединении с полудрагоценными камнями, обязанные этим возрождением римскому ювелиру Пио Кастеллани. Позднее XIX век и в ювелирном деле также обнаружил скудость творческих потенций, черпая замыслы и вдохновение в исторических стилевых эпохах. Так, в 30-е годы появляются "неоготические" броши, которые изготовлялись также из чугуна. Железо, которое с ранних пор перестало быть материалом для украшений, после наполеоновских войн снова вошло в моду в Германии. После "неоренессанса", когда в брошах употребляли рольверк и пластические мотивы с эмалью, в этой отрасли прикладного искусства также началось триумфальное шествие "второго рококо". Популярными были броши из прессованного золотого листа с пластическим декором и цветной перегородчатой эмалью или камнями и маленькими жемчужинами. Часто такие броши относились к наборам украшений, которые состояли из сережек, браслета, ожерелья и кольца. Однако в целом украшения "второго рококо" были много менее роскошными и дорогими, чем во времена барокко и ампира. Дворянство стало беднее, а богатая буржуазия не устраивала столь блистательных празднеств, какие бывали при дворах Людовика XIV, Наполеона I и других пристрастных к роскоши государей, хотя Наполеон III и его супруга Евгения любили шумные торжества и в вопросах моды задавали в Европе тон. В 60-е годы, в ювелирном деле стали применять также и платину и в этом металле охотно изготовляли снова ставшие модными ажурные оправы бриллиантовых брошей. В конце XIX века искусство украшений приходит в упадок как с точки зрения ремесленного мастерства, так и во всех иных аспектах, и вместо тщательно и индивидуально изготовленных украшений появляются модные изделия серийного производства.

   Пряжки. Уже ренессанс, предпочитавший подвески аграфам, использовал разновидность этого украшения в качестве шляпного наряда. Шляпные пряжки-аграфы были исключительно популярны в Италии в первую половину XVI века и известны как в простых, так и более дорогих вариантах. Скромные шляпные пряжки отливались из бронзы и по большей части представляли собой эмалевый портрет в кругообразном или овальном обрамлении, тогда к более репрезентативные образцы представляли собою чеканные в золоте античные сцены, изображения и иные, отвечавшие вкусу времени мотивы в виде высокого рельефа с эмалью. Как принадлежность костюма и украшение, лишенное какой бы то ни было функции, можно рассматривать появившиеся в середине XVII века пряжки на обуви, которые с равным удовольствием носили и взрослые и дети, и пряжки для штанов, часто драгоценные, со вставными бриллиантами, ставшие с тридцатых годов XVIII века принадлежностью кавалерского костюма. Наряду с дорогими экземплярами существовали всяческие имитации, вроде пряжек со стразами или ввозимых из Англии стальных пряжек. В противоположность выше описанной, пряжка на поясе должна была с самого начала выполнять важную функцию. Такие пряжки изготовлялись уже в латенскую эпоху из бронзы или благородного металла и украшались различными гравированными, канфаренными и чеканными узорами. С их помощью можно было стянуть пояс, которым схватывалось одеяние. Во многих пред- или раннеисторических культурах встречаются поясные пряжки вполне определившейся формы, о чем красноречиво свидетельствуют раскопки древних захоронений. Эти металлические пряжки, подчас искусно прорезанные и богато украшенные, находятся на высоте талии, - там, где умерший носил когда-то кожаный или матерчатый пояс. Функционально обусловленная форма поясной пряжки предполагает лишь несколько разновидностей. Обыкновенно она состоит из стержня и рамы, которая может быть то круглой, то четырехугольной или овальной. Больший простор фантазии предоставляет отделка поясной пряжки. Так, от XIII и XIV века происходят серебряные пряжки преимущественно с пластическим декором, впечатление от которого усиливалось чернью и эмалью. Поздняя готика севернее Альп находила удовольствие в пряжках с тонким ажурным узором; побеги и листовой орнамент составляли наиболее употребимый мотив украшения. В эпоху Ренессанса очень популярны были литые серебряные пояса, которые состояли из отдельных, подвижно соединенных звеньев. Растительные и иные популярные в то время мотивы вдохновляли серебряников при изготовлении ажурных элементов пояса. Итальянский ренессанс отдавал предпочтение плоским, украшенным чернью серебряным пряжкам, хотя и пластический рельеф здесь тоже не был исключением. Парадная "испанская мода" второй половины XVI века вызвала появление дорогих золотых или серебряных поясов из звеньев с артистически выполненным ажурным узором, нередко богато отделанных эмалью, драгоценными камнями и жемчугом. Эти пояса были скорее отрадой глаза, чем утилитарной принадлежностью костюма. Художественное изготовление поясных пряжек переживает новое оживление после долгого перерыва во времена классицизма, когда мода "a la grecque" потребовала одеяния с высоким поясом и поясу, в особенности же его пряжке, стали уделять большое внимание. Повсюду применявшиеся в то время камеи оказались основным украшением и поясных пряжек, а также манжетов одежды и коротким рукавом. В последующее время пряжка утратила свое значение. Капризная мода избрала иной силуэт и женское одеяние получило новые очертания. Модельеры все же иногда занимаются пряжками, хотя некоторые из них, изготовленные из золота с цветной эмалью, эпохи второго рококо и югендстиля, весьма удачны.

   Подвески. На границе между платяным и нательным украшением располагается подвеска, которая в отличие от них не выполняет никакой непосредственной функции в одеянии, однако эффектно поддерживает общее впечатление или, по требованию моды, подчеркивает и выделяет определенную деталь костюма (шляпу, пояс и т. п.). С нательным украшением (ожерельем, браслетом, серьгами) подвески часто образуют неразрывное эстетическое целое и обладают, сверх того, более высокой идеальной или символической значимостью. Подвеска, пожалуй, столь же древнего происхождения, как и само человечество. Наши далекие предки в страхе перед природными стихиями или для защиты от злонамеренных врагов, увешивали себя, надо думать, кусочками блестящего камня, яркими ягодами, прекрасно обработанными кусочками дерева на плетеной траве или нитке; во всяком случае, к подвескам относятся небольшие амулеты, которым приписывали магическую силу, и различные обрядовые принадлежности рода. Позднее, когда люди стали находить удовольствие в украшении, появились подвески различной формы, охотно носившиеся на ленте или на цепочке вокруг шеи, на платяном поясе, на браслете и на ремешке часов или на шляпе и берете. Обычай украшать себя блестящими предметами присущ всем народам, и подвески из благородного металла, нередко украшенные цветным или резным камнем, эмалью, чернью, филигранью, зернью, рельефными или живописными изображениями, встречаются как в древности, так и у германских племен и других народов времен великого переселения, как о том свидетельствуют могильные раскопки. К подвескам можно отнести также и так называемые бляшки паломников раннего средневековья, мощевики в форме креста, украшенные филигранью, зернью и насечкой полумесяцы, а также маленькие реликварии - ларчики в виде футляров - Kaptorgas - славянского золотого и серебряного дела. Готика, доведшая до совершенства производство аграф и застежек, значительно меньше внимания уделяла подвескам. Древнейшие подвески этого времени были круглыми и плоскими, украшенными эмалью, цветными драгоценными камнями или Жемчугом, и выражали, прежде всего, религиозные чувства носивших их людей. Лишь XV века подвески начинают встречаться чаще; наряду с круглыми появляются изделия различных очертаний с рельефньм украшением, мотивы которого пока что естественно происходили из круга церковной тематики. Среди прочих материалов, любили слоновую кость и перламутр, в которых часто вырезали рельефное изображение Мадонны с Младенцем или фигуру небесного покровителя. До сих пор еще невиданный подъем и небывалый расцвет переживают подвески в эпоху Ренессанса, когда они оставили далеко позади себя все родственные виды украшений. Известны дорогие украшения из благородного металла, богато отделанные драгоценными камнями и жемчугом, сверх того эмалью и другими, популярными в то время средствами украшения. Наряду с этим существовали и простые подвески из неблагородного металла, изготовлявшиеся с гораздо меньшей расточительностью и импозантностью. Теперь, как правило, не придерживаются уже более круглой формы, стали популярны подвески удлиненных, грушевидных очертаний, которые еще более удлинялись посредством свободно свисающих жемчужин. Мужчины, женщины и дети с равным удовольствием носили многоцветные роскошные подвески, хотя, предположительно, первый толчок к бурному развитию этой формы украшения дало женское одеяние XV века с глубоким вырезом. Итальянский ренессанс XVI века любил моделированные фигурные изображения и эмаль в сочетании с прекрасного цвета драгоценными камнями.

   Прекраснейшие экземпляры этого искусства приписываются Бенвенуто Челлини, правда, не вполне обоснованно, ибо в это время при дворах итальянских государей работало много иных известных ювелиров и златокузнецов. "Испанская мода", которая появилась в середине XVI века и отличалась особенной роскошью, для лицевой стороны подвесок также предпочитала избирать пластически разработанные фигуративные мотивы, тогда как оборотная сторона была плоской и покрывалась орнаментом с эмалью (моресками, гротесками, бандельверком) Ренессансные подвески также часто украшалась эмблемами, фигурами и сценами, которые были заимствованы из христианского вероучения, однако вместе с этим и в этой сфере человеческой деятельности открылся яркий мир античности, ее богов, героев, полководцев и императоров, ее мифологических и аллегорических образов. Зооморфные подвески были также очень популярны и принадлежали к принятым в то время монаршим подаркам. Чаще всего встречаются подвески в форме орла, петуха, лебедя, пеликана, страуса и ящерицы; нередки были также сказочные персонажи, вроде единорога и дракона. Как уже говорилось вначале, среди прочего использовали необычной формы жемчужины и камни в виде частей тела человека или животного, употребляя к тому же иной причудливый натуральный материал, вроде перламутра и пр. Едва ли можно с достоверностью приписать какому-либо месту или резиденции определенные украшения, ибо самые искусные ювелиры приглашались различными государями ко дворам, как, например, Рудольфом II в Прагу, и создавали там свои произведения, чтобы после исполнения заказов или кончины государя-мецената перебраться к другому покровителю и там продолжать свои занятия. Это явление не ново в искусстве украшений: после распада Римской империи так называемые бродячие златокузнецы переходили от резиденции к резиденции, переплавляли полученный благородный металл в украшения в провинциальном римском духе, так что ученые подолгу не могут прийти к единому мнению относительно того, был ли экземпляр, найденный в варварском захоронении в далекой провинции, трофеем, подарком или подражанием скромного местного ремесленника, покуда не находят так называемую могилу златокузнеца и таким образом устанавливают истину. Подвески в качестве "фаворов" с декоративно исполненными монограммами, гербами, инициалами или орнаментальными узорами также нашли широкое распространение.

   Некоторые фигурные подвески этой эпохи имели своим образцом произведения известных художников, вроде лунообразно скомпонованного медальона Богоматери, который известен в нескольких экземплярах и был изготовлен по эскизу Альбрехта Дюрера. Ганс Гольбейн, Мартин Шонгауэр и другие живописцы и граверы того времени оказали влияние на образование формы подвесок, что особенно видно по фигурным, отлитым из серебра изделиям. Своеобразная форма подвесок, жалованный пфеннинг с портретом государя, который носили на жалованной цепи, характерна для Германии и также принадлежит к группе "фаворов". К наиболее драгоценным своеобразным подвескам относятся орденские знаки, которые по торжественным случаям или на приемах при дворе дополняли помпезное одеяние светских и духовных высокопоставленных лиц. В XVII веке исключительное пристрастие к подвескам было надолго оставлено, только еще чаще стали носить подвески в форме креста. Их лицевая сторона украшалась алмазами рутовой огранки или стотаблитчатым бриллиантом, тогда как оборотная, как правило, расписывалась эмалью. К началу XVIII века очень модными стали колье с бриллиантовыми подвесками каплевидной или звездообразной формы. Классицизм с его любовью к резному камню послужил стимулом для дальнейшего развития подвесок. Геммы и камеи, портретные силуэты и миниатюрные изображения часто носили в виде медальонов на черной бархатной ленточке как нагрудное украшение. После Освободительной войны в Германии долгое время охотно носили маленькие нательные кресты из чугуна. В том, что касается формы подвесок, XIX век также черпал свое вдохновение в прошедших стилевых эпохах или использовал ориенталистские мотивы. В дальнейшем подвески не получили самостоятельного развития и с течением времени слились в неразрывное целое с шейным украшением.