Engl
 
Загрузка...

Из истории Хайдарканского рудника - добыча кристаллической киновари и ртути
в Южной Фергане (Киргизия, Средняя Азия). Хайдарканская группа месторождений
Профилактика нарушений на месторождениях и опасных производствах

   Киноварь. Темно-красные выделения отдельных кристаллов красной киновари в кальците и материнской породе (осаждение - на мышьяке). 25 см. Хайдаркан, Киргизия. Минералогический Музей им. А.Е. Ферсмана Российской Академии Наук.

   Хайдаркан – богатейшее кристаллическое месторождение Средней Азии, где наряду с основным полезным ископаемым - киноварной ртутной рудой, попутно добываются антимонит(сурьмяная руда) и флюорит("плавиковый шпат", - ценнейшее сырье для получения фтора и плавиковой кислоты).

   По запасам и добыче кристаллов руды ртути - киновари - Хайдарканское месторождение Южного Тянь-Шаня (Киргизия) занимает одно из первых мест на территории СНГ (экс-СССР).

   Само название Хайдаркан переводится как "Великий рудник", но местное население не сохранило памяти о старинных работах, и считало горные выработки естественными пещерами, вместе с тем связывая с ними многочисленные легенды. Так, в 35 км. к юго-западу от Хайдаркана один из перевалов носит название Сымаб (ртутный). Хайдарканское месторождение было известно в глубокой древности и сохранило следы больших горных работ в форме значительного количества выработок. В эпоху Караханидов именно в Средней Азии находился один из крупнейших в мире горно-металлургических округов.

   В 1927 г. Хайдарканское месторождение ртутных руд, - крупнейшее кристаллическое (по киновари) в мире, открыл акад. А.Е. Ферсман, побывавший здесь с экспедицией совместно с Д.И. Щербаковым, С.Р. Ивановским и бывшими в то время студентами будущими исследователями Хайдаркана А.А. Сауковым и А.Ф. Соседко. Мешали басмачи и плохая погода. Тем не менее А.А. Сауковым было произведено геолого-минералогическое обследование месторождения на глазомерной топографической основе, а краткие сведения о проведенных работах сообщены в "Докладах АН СССР (РСФСР)" за 1928 г. (Шербаков, Соседко, 1928 г.). В 1928 г. А.А. Сауковым совместно с А.В.Москвиным проведены детальные работы по составлению геологической карты и предварительному рудному опробованию Главного рудного поля и Медной горы.

   Как современное ртутное месторождение Хайдаркан приобрело значимость до Великой отечественной войны благодаря, в частности, работам сотрудников Таджикско-Памирской экспедиции АН СССР (РСФСР) В.Э. Пояркова и В.И. Попова. Затем был исследован академиком В.И. Смирновым, впоследствии многие годы возглавлявшим каф. полезных ископаемых МГУ и автором популярного учебника "Рудные месторождения". В.И. Смирнов ряд лет работал главным геологом Хайдаркана (Средняя Азия).


Хайдаркан зимой, карьер Медной горы и шахта "Новая" с отвалом (справа от центра). Фото: © В. Слётов, 1975 г.

 

   Древняя добыча киновари в Фергане

   На всех без исключения ртутных месторождениях Ферганского пояса имеются следы древних горных работ частью лишь поисково-разведочного характера, иногда же крупного эксплуатационного масштаба. Находки этих месторождений сделаны были в последние годы главным образом так быстро и легко потому, что на помощь геологическим соображениям приходили сведения, получаемые от местного населения относительно древних выработок (по-киргизски "искикауляганз"). Мы не знаем точно, кто были эти древние промышленники, но, бесспорно, это был предприимчивый, в высшей степени трудолюбивый и настойчивый народ, который умел в исключительно трудных подчас условиях находить месторождения ртути и с помощью самых примитивных инструментов, свойственных отдаленному прошлому, добывать драгоценный:металл "сым-аб" (серебряную воду). Мы встречаем древние выработки иногда в таких местах, что приходится удивляться таланту древних проспекторов находить в таких условиях даже незначительные проявления рудоносности.

   Достаточно указать такие месторождения ртути, как Ашатское или Бирксуйское в бассейне р. Ляйляк: первое расположено на высоте около 3750 м., у самых вечных снегов, и доступ к нему в высшей степени труден; второе, обозначенное несколькими мелкими копушками, находится на высоте от 400 до 800 м. над р. Бирк-су, едва ли доступно для вьючного транспорта, и приходится удивляться, как вообще удалось разыскать это месторождение и тем более производить на нем горные работы. То же самое в известной степени приходится отнести и к таким месторождениям, как Сымаб и Охна. Первое расположено около пер. Сымаб (в переводе это значит ртутный перевал), на высоте 3400 м., в местности, удаленной от поселений (так же, как Ашат и Вирк-су), а второе, Охнинское, хотя я близко от кишлаков, но обнаружить месторождение было, вероятно, нелегко: дело в том, что оно, как и все перечисленные месторождения, приурочено к известнякам; киноварь встречается в кальцитовых прожилках, секущих известняки, т. е. относится к типу б, который здесь является единственным. Известняки, вмещающие киноварь, ничем по внешнему виду не отличаются от остальных, слагающих обыкновенно большие, длиной в десятки километров, шириной в несколько километров, вытянутые с З на В хребты (например, Катран-тау для Охны, Адычен-тау для Бярк-су и т. д.). Гораздо легче производить поиски тех месторождений, в которых киноварь связаяа с кварцевой брекчией: последняя настолько по цвету и целому ряду других признаков (например, характеру залегания) отличается от соседних известняков или сланцев, что ее можно заметить уже издали. Таковы месторождения Чаувай и Хайдаркан.

   Если поисковые и предварительные разведочные работы распространялись в древности на широкий район горной Ферганы, от Чаувая на востоке до Ашата и Бярк-су на западе, почти на 200 км., и коснулись всех известных месторождений (Чаувай, Охна, Хайдаркан, Сымаб, Бирк-су, Ашат) и, может быть, еще ряда других, пока не обнаруженных нами, то эксплуатационные работы были эначительно уже и почти ограничились Хайдарканом, частично Чауваем и Охной. Вполне естественно допустить, что в этих последних месторождениях древние промышленники встретили такие количества киновари, которые представляли тогда промышленный интерес. Это бесспорно для Хайдаркана и для отдельных участков Охны (район пещеры Гальбир-камар) и Чаувая (район пещеры Сарт-Истаган и Центрального поля). Ввиду того, что особенного развития горные работы достигали в Хайдаркане, в дальнейшем при описании их я остановлюсь главным образом на тех наблюдениях, которые были сделаны во время наших работ на этом месторождении.

   Первое знакомство человечества со ртутью произошло, по-видимому, в очень далекие времена: китайцы еще за две с лишним тысячи лет до нашей зры знали лечебные свойства ртути и способность ее растворять золото и серебро, чем широко пользовались. давно знали ртуть и ее применение таюке греки, римляне, прячем за 300 лет до н. з. производили в больших размерах ее добычу из рудников Альмадена. Они умели готовить искусственную сернистую ртуть, которая как составная часть дорогой пурпурной краски расценивалась крайне высоко. В средние века ртуть находила широкое применение в медицине, зеркальном производстве и для извлечения золота и серебра путем амальгамации. Но особенно большой спрос, увеличивавшийся с каждым столетием, предъявляла алхимия: в лаборатории средневскового ученого-алхимика ртуть была одним из самых употребительных, самых необходимых реактивов, так как ее удивительная способность растворять золото и при нагревании вновь его освобождать не могла не остановить на себе внимания искателей "философского камня". Очень возможно, что и самая идея "философского камня", владевшая в течение целых столетий умами крупнейших ученых средневековья, зародилась именно на основе не совсем понятной тогда способности ртути растворять благородные металлы. Не исключена возможность, что в руки алхимика среди других минералов могла попасть амальгама золота, которая иногда встречается в месторождениях ртути; при нагревании такой амальгамы, естественно, получилось золото, что могло заинтересовать алхимика и создать у него идею о превращении малоценных веществ (в данном случае амальгамы) в золото. Мог быть и другой путь, рассчитанный на невежество масс и связанный с недобросовестностью отдельных представителей алхимии: вниманию масс предлагалась искусственно приготовленная амальгама золота, выдавалась за естественный продукт и из нее на глазах неискушенного зрителя демонстративно получался благородный металл. Конечно, зто только одно из возможных объяснений зарождения идеи о "философском камне", но объяснение весьма вероятное.

   Наиболее крупным поставщиком ртути в древности, так же, как и сейчас, являлся Альмаден в Испании. Однако он не покрывал всей потребности в ртути, которая увеличивалась из столетия в столетие, и значительные количества металла, как нам сообщает флорентийский писатель ХIV в. Пеголотти, ввозились с востока через Кипр. Среди стран, экспортировавших в старину ртуть, была, очевидно, на одном из первых мест Средняя Азия с ее рудниками в Нуратинских горах (месторождения пока не найдены) и месторождениями в Фергане.

   Специально вопросом о старинной добыче ртути в Средней Азии занимался известный ташкентский археолог М. Е. Массон, собравший целый ряд литературных данных и лично знакомый с древними разработками на р. Сумбар (в Каракалинском районе Южной Туркмении). В статье "К истории добычи ртути в Средней Азии", помещенной в N 5 журнала "Народное хозяйство Средней Азии" за 1930 г., М. Е. Массон дает сводку всего имеющегося по данному вопросу литературного материала. Автор говорит: "В исторической мусульманской литературе сохранились прямые указанвя на разработку в древностя ртути в странах Средней Азии.

   О добыче ртути в Фергане есть упоминание в "Книге Путей Государств" Истахри, относящейся к середине Х века. Посетивший Фергану несколько позднее и дополнивший труд Истахри Абул-Касим Иби Хаукаль (около 976 года) писал, что ртуть добывалась в горах Сох (или Содж). В 1914 г. в 18-20 км. к югу от развалин Муг-Тепе, вблизи селения Сары-Курган, где еще, по предположению В. В. Бартольда, мог находиться древний город Сох, А. Д. Петров натолкнулся на остатки заводской горной промышленности в виде следов древних очагов огромных размеров и массы обожженных черепков и высказал мнение, что здесь и было то место, где в древности шла перегонка ртути. Несколько раньше В. Н. Вебер указывал на возможность месторождения у перевала между Сохом и Исфарой, до сих пор носящего название "Сымаб", т. е. ртуть. Обнаружение за последние годы в Хайдарканском киноварном месторождении, особенно в южной группе, больших отвалов древних выработок, достигающих глубины 20-25 м., заставляет допустить, что главные разработки киновари в Сохском районе в средние века были расположены именно здесь. В настоящее время совершенно очевидно, что в древности киноварь добывалась в ряде мест узкой киноварной полосы, тянущейся с востока на запад на протяжении около 200 км. вдоль переднего массива Заалайского хребта, причем кое-где уже раньше обнаружены следы прежних выработок. Некоторые из них отметил В. Н. Вебер в Кокандском уезде по реке Ляйляк, левому притоку Сырдарьи. Как мне говорил И. И. Бездека, к западу от Оша, в урочище Каданай или Минг-чукур, обнаружено много старых выработок, а вблизи них - остатки глиняных сосудов, своеобразных реторт, употреблявшихся для перегонки ртути.

   Заслуживает упоминания интересное указание в книге "Лучшее из делений для познания климатов" Макдиси (около 985 года), что в области Куба (столица которой была на месте нынешнего кишлака Куба, между Маргеланом и Ошом) известно было в Х веке, по-видимому, месторождение самородной ртути, хотя там и не было рудника и что этот факт уже тогда привлек к себе внимание некоторых лиц. На территории древнего округа Кубы ныне известно месторождение киновари Чаувай, рудоносность которого прослежена Академией наук в 1924-1925 годах на протяжении б км.

   Не менее любопытные, хотя и краткие сведения о добыче ртути в странах мусульманского мира приведены персидским автором-компилятором ХIV века Хамдаллахом Казвини в его труде "Услада сердец"; Казввни приводит сперва, что лучшие ртутные рудники имеются в Андалузии у горы Баранис, откуда ртуть экспортируется во все страны, а затем сообщает, что имеются еще рудники между Бухарой и Ошрусаном и рудник в Ферганском вилайете, ограничивая этим перечень месторождений, где в мусульманских странах шла добыча этого металла.


Марокко - минералы и местонахождения камней и минералов (для сравнения, нет производства ртути)

   В дополнение к этому относительно добычи ртути в районе Соха, необходимо отметить следующее: в 1924 и 1928 гг. киргизы, роя врык в кишлаке Сох, встретили несколько сосудов, наполненных ртутью. Один из сосудов вырыт был затем в 1930 г. в моем присутствии в том же саду, к сожалению, он был найден в перевернутом состоянии и потому оказался пустым. Я счаитаю, что серьезные археологические раскопки в Сохе и его окрестностях, в также и в самом Хайдаркане, где, по-видимому, раньше была многолюдная жизнь, дали бы много ценного материала и пролили бы свет на одну из самых любопытных, но пока не прочитанных страниц в истории Ферганы, о временах расцвета и временного упадка (1969-1999 гг.) древней горной промышленности.

   Горные выработки древних промышленников можно разбить по их назначению на две группы: к первой относятся разведочные проходки, представленные обыкновенно неглубокими копушками, или, иногда гротами; их много как на Хайдаркане, так и на всех других месторождениях. Ко второй группе будут относиться горные выработки специально эксплуатационного назначения. Их масштаб и прихотливость очертаний значительно превосходит первую группу.

   Здесь мы имеем или открытые выработки, типичным представителем которых является большой карьер на Главном рудном поле Хайдаркана (выработка N 5), или, что гораздо чаще, подземные проходки, представляющие сложные подчас комбинации из больших зал и коридоров разных размеров, форм и направлений. Иногда коридоры почти горизонтальны, начинаются у поверхности и похожи из современные штольни; такова выработка N 51 в восточной части Главного поля Хайдаркана. Чаще подземные ходы являются наклоными, иногда переходят в гезенки. Отличительной особенностью всех древних проходок является почти полное отсутствие в них злементов ортогональной системы, что характеризует современные горные работы: среди проходок мы почти не видим прямых линий и прямых углов, направления капризно меняются в разных плоскостях, узкие ходы сменяются залами опять-таки причудливых форм, которые переходят дальше снова в разных форм и размеров ходы, то оканчивающиеся вслепую, то соединяющиеся друг с другом, то открывающиеся на поверхность.

   Иногда выработки расположены в несколько зтажей; для выработки N 19 можно насчитать их три, для выработки N 59 - два и т. д. Размеры проходок самые разнообразные: от нескольких метров до 140 м. (выработка N 19); особенно хорошо размеры характеризуются объемом выработок, вычисленным нами на освовании глазомерных съемок наиболее важнейших из них для Главного поля и представленным в следующей таблице:

   Из ее рассмотрения видим, что размеры выработок сильно варьируют, доходя до 3500 м3 для выработки N 5, представляющей, как сказано, большой открытый разнос.

   Внимательно знакомясь с выработками, мы невольно приходим к выводу о существовании определенных принципов, которыми руководствовались древние промышленники в погоне за ртутью. Прежде всего мы замечаем, что максимального развития горные работы достигали на границе кварцевой брекчии и подстилающих ее иззестняков, т. е. там, где скопления киновари наиболее значительные и где, с другой стороны, вмещающая порода сравнительно легко поддается примитивным орудиям добычи, для целого ряда выработок (например, N 1, 22) ясно видна приуроченность к молодым тектоническим трещинам и связанным с ними зонам дробления, следовательно, пониженной механической крепости.


Хайдаркан. Знаменитая пещера "Сель-Ункур" - ранняя палеолитическая стоянка древнего человека
на территории Ср. Азии, изучена в 1985 г. акад. У. Исламовым. Фото:   В. Слётов, 1978г.


Хайдаркан с востока, штольня "Капитальная" с отвалом. Фото:   В. Слётов, 1978г.

   Особенно наглядно зто демонстрирует выработка N 1 Главного рудного поля Хайдаркана, основное направление которой совпадает с большой, почти меридиональной трещиной, сопровождающейся характерными зеркалами скольжения и взаимными перемещениями одних частей брекчии по отношению к другим. То же самое наблюдается в целом ряде других выработок как Хайдаркана, так и Чаувая и Охны. Пещеры Сарт-Истаган в Чаувае и Гальбир-камар в Охне, являющиеся в значительной мере искусственными, могут служить примерами выработок, приуроченных к тектоническим трещинам или к целым системам таких трещин.

 


 

   Примечание по горстово-сбросовым структурам. На фото - Долина Смерти (США), хорошо видны гигантские горизонтальные ступенчатые горстово-сбросовые структуры с вертикальными стенками. На фотографии слева (США) - видимое обнажение тектонической брекчии (2010-2014 гг.) в виде фрагментов раздробленных пород, плотно сцементированных друг с другом. Обломки представляют собой раздробленные породы на стыках движения массивов горных пород, которые терлись друг об друга и частично раздробились в местах разрывов. Долина Смерти, Калифорния, США, камни скапливаются на дне озера Racetrack Playa.

 


 

   Затем, что особенно бросается в глаза при осмотре выработок, это зависимость их формы от распределения оруденения. Часто приходится наблюдать узкие ходы, по которым можно продвигаться лишь ползком и которые связаны, без сомнения, или с отдельными прожилками киновари или с системой их. Но особенно зффектны своеобразные карманы в стенках выработок, в которых всегда наблюдается обогащение киноварью по сравнению с соседними участками. В этих карманах часто приходится наблюдать отпечатки клиньев, которыми производились работы.

   По отдельным отпечаткам можно воссоздать форму самих инструментов. Они в основном были двух типов: одни срезаны на конус (с диаметром у основания около 2 см.), другие оканчивались четырехгранной пирамидой со стороной у основания около 1,5-2 см. В условиях исключительно крепкой породы, какой является кварцевая брекчия Хайдаркана, требовались соответственно крепкие инструменты, тем более, что никаких следов ни взрывных, ни даже огневых работ мы не встречаем и, следовательно, вправе ожидать, что к старинным инструментам предъявлялись даже бОльшие требования, чем сейчас.

   И совершенно пврадоксальными в связи со сказанным выше кажутся каменные молотки, обломки которых в большом количестве встречены в разных полях Хайдаркана (также и на других месторождениях). Это - обыкновенно соответствующим образом обточенные, продолговатые куски диабаза или туфа с храктерным углублением для веревки, посредством которой они прикреплялись, очевидно, к деревянной рукоятке. Назначение молотков не совсем ясно: то ли они употреблялнсь для измельчения породы, то ли при самой отбойке руды иля для того и другого вместе. Интересно, что материал для молотков является чуждым для района Хайдаркана и, по-видимому, представляет своего рода "импортное оборудование" далекого прошлого.

   Кувшин для хранения ртути, найденный в Хайдаркане (по А. Саукову, 1976). Большой интерес в качестве археологических находок вызывают многочисленные обломки глиняной посуды, которые встречаются буквально во всех старых разработках киновари, начиная от Чаувая и до Ашата. Чаще всего это черепки довольно крупных, просто сделанных сосудов для воды (иногда, может быть, для ртути); значительно реже попадаются сосуды, носящие следы большого мастерства и значительного художественного вкуса. Таковы небольшие глазурованные белые и ярко раскрашенные чашечки, найденные в одной из выработок Хайдаркана н применявшиеся, по-видимому, в качестве светильников. Вместе с ними встречен был оригинальный продолговатый сосуд в форме двуконечного конуса с узким отверстием и довольно замысловатой внешней поверхностью. Очень возможно, что это - один из "Сымаб-кузача" (ртутных кувшинчиков), служивший своеобразной ртутной тарой.

   По-видимому, руда перерабатывалась на месте путем обжига в небольших печах. Шлаки удавалось находить на Медной горе; они представляют обожженные куски брекчии, сцементированные пористой массой сурьмяного блеска, который, как это характерно для Медной горы, сопровождает в больших количествах киноварь.

   Но крупных следов металлургии ни в Хайдаркане, ни в других местах не удалось обнаружить, если не считать ряда находок А. Петрова в Сохе и бесспорно искусственных холмиков, расположенных в Хайдарканской долине, против Главного поля, которые, может быть, расположены на месте древних очагов (костровища - Плиний Старший).

   Зато мы можем примерно подсчитать то количество металлической ртути, которая была в форме киновари добыта древними промышленниками. Такой подсчет, произведенный мной для выработок Главного рудного поля на основании измерения кубатуры вынутой массы и среднего содержания ртути по выработке (в предположении, что вынута была руда с тем же содержанием, какое показывают опробованные стенки выработок), показал, что по Главному полю взято было около 250 т. металла. Вероятно, на самом деле несколько больше, так как, во-первых, нам неизвестны пока все подземные выработки, часть которых засыпана, а, во-вторых, весьма вероятно, что содержание ртути в вынутой массе руды было более высоким, чем в стенах.

   Кроме Главного поля, значительные количества ртути были взяты с Медной горы, Северного поля и других рудных участков, где велись горные работы. Пока, до производства детальных опробовательных и маркшейдерских работ, я не могу дать примерного количества ртути, взятого из других, кроме Главного, рудных полей Хайдаркана, но, очевидно, эти количества измеряются сотнями тонн. М. Е. Массон считает временем прекращения добычи ртути в долине Сумбара (Южная Туркмения) ХIII в. Очень возможно, что в это же время прекратилась добыча ртути и в Фергане, потому что причины, которые могли привести к гибели горных промыслов, в основном были, по-видимому, общими как для Сумбаре, так и для Ферганы. Что это были за причины? Всего естественней допустить, как это делает М. Е. Массон для ртутных рудников района Сумбара в Южной Туркмении, что упадок горной промышленности произошел в результате вытеснения оседлых иранцев, которые занимались добычей полезных ископаемых, воинственными кочевниками монгольского происхождения, для которых был совершенно чуждым какой бы то ни было серьезный труд, тем более тяжелый горный промысел. Возможно, что наряду с этой чисто политической причиной, существовали и другие, например уменьшение спроса на ртуть, вызванное всеобщмм упадком хозяйственной и культурной жизни в мрачные годы средневековья.

   Могли быть и другие причины упадка ртутной промышленности а Средней Азии, но среди них едва ли приходится предполагать истощение рудников. Против такого предположения особенно убедительно говорят факты, полученные нами при разведке Хайдарканского месторождения, самого крупного из всех известных в Средней Азии и наиболее богатого древними выработками, число которых достигает в общей сложности 120.

   
Слева. Добыча киновари в Хайдаркане на глубине 400 метров под землей (350 м до активного лавового вулканического
батолита), 2008 г. Фото из доклада ЮНЕП/ГРИД, 2009 г. Современный Хайдаркан. Справа - фото киновари (источник
не известен), по типу "кристаллической, укрывной, по трещинам магматической вулканической возгонки".

   При осмотре передовых забоев выработок создается впечатление, что работы брошены неожиданно, рудники остановлены на ходу (отсутствие экспертизы возгонки ртути и серы на мышьяке на активных лававых вулканических батолитах - жар, трещины до батолита, 1969 г. Экспертизы возобновила Украина с 2014 г. - автор). Так же, как и в далекие времена, ярко рдеют в стенках искусственных вал и ходов зерна киновари; в отдельных участках содержание ее достигает исключительно высокой цифры (7%), и сегодня уже понятно (современная вулканология и физика кристаллов), почему древние промышленники, работая в общем на более кристаллических рудах, не выбрали этих вскрытых и подготовленных к выемке участков - киноварь сформировалась недавно (по аналогии с ростом пирита в поверхностных трещинах грунта на вздувшемся батолите, если закупорено жерло и нет свободных для возгонки компонентов киновари боковых трещин батолита, вулкан низкий - на взрывах вулкана Везувия - по Плинийскому типу, полная закупорка выходов газов, сифон, Италия, Плиний Старший - 1 метр пирита/неделю).

   Горный промысел пытались уничтожить даже в XXI веке, чтобы изгладить память о трудолюбивом и предприимчивом народе Киргизии, который - в далекие времена, не останавлнваясь ни перед какими трудностями, искал и находил, наряду с другими металлами, драгоценную саму по-себе "серебряную воду" - ртуть. Но память все же сохранилась. Осталось много географических названий, напоминающих своей транскрипцией о былой добыче руд. Таковы все.наименования, оканчивающиеся на "канэ" (руда): Хайдаркан - великая руда, Лякан, Кан и т. д. Таков Сымаббель, расположенный к ЮЗ от кишлака Сох, в окрестностях которого еще В.Н. Вебер предполагал найти ртуть, что и было сделано несколько позднее в 1926 -1928 гг. сотрудниками Академии наук.

   Источник: за основу интернет-публикации взят текст из главы-приложения к книге А. А. Саукова "Геохимические очерки", Сауков А.А. Геохимические очерки. М., "Наука", 1976. По материалам веб-сайта http://mindraw.web.ru/

 


Хайдаркан. Отвалы киновари ртутного металлургического завода и племенной скот, 2008 г.


Хайдаркан. Санаторно-курортная зона рекреации. Общая панорама и пещера "Сель-Ункур".

   Киноварь. Минерал класса сульфидов (HgS). Красные зерна, агрегаты, массы, налеты. Основная руда ртути. "Шэнь-нун бэнь цао цзин" (Канон травоведения Священного земледельца Китая - удобрение, г. Альмаден, Испания, запад Европы). Вкус. Сладкий. Свойства. Высокая токсичность. Киноварь высокотоксична. Ее применение требует особой осторожности. Вот как описан "эликсир бессмертия (поражение ЖКТ)" в каноне "Шэнь-нун бэнь цао": "Вкус сладкий, нейтральный. Рождается в горных ущельях. Лечит сто болезней пяти цзан-органов, размягчает сухожилия и укрепляет кости, успокаивает земную и небесную души (амнезия), способствует росту мышц (допинг спорта), восполняет Ци (спокойный сон). Длительный прием делает устойчивым к холоду и летнему зною (анестезия). Нет голода и жажды (поражение ЖКТ). Человек не стареет (гормон роста костей) и обретает бессмертие… (умирает)".

   По материалам веб-сайта http://www.belousov.kz/ (П. В. Белоусов)